Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Я знаю как пахнут звёзды.

Ах, если б вы знали, как я не люблю вечеров. Когда только солнце, эта безумная и непредсказуемая звезда, краем своим касается горизонта, то в это мгновение мой энергетический запал исчезает так же внезапно, как и является по утрам.

Мир созидания принадлежит жаворонкам. Ночь - удел порока и безумия. 

Едва наступают сумерки, и какая-то необъяснимая тоска занимает моё сердце и мысли. И я никак не могу разобрать от чего. Возможно эта печать падения духа принесена мною, сквозь коварство времени, прямиком из детства?

Collapse )

Особенности жизни в Швеции.

Скандинавы — люди крепкой закалки

Непогоду шведы переносят стоически; когда градусник показывает 0 °C или небольшой минус, то можно увидеть такую картину: офисные сотрудники идут на обед в одних пиджаках, мужчины едут на велосипедах в ветровках, малыши лет трех без шапок, папы держат годовалых детей на руках в куртках нараспашку.

Женщина из России поделилась на Pikabu своими наблюдениями по этому поводу: «Довольно часто замечаю у детей весьма халатное отношение к шапкам и их положению относительно лица, а также фривольно расстегнутые вороты („пусть он подышит“), что помогает закаливанию, но расходится с российским менталитетом».

Collapse )

Почему с возрастом время летит быстрее, чем в детстве?

По ходу взросления практически у каждого человека возникает ощущение, что течение времени сильно ускоряется — казалось бы, он только недавно проснулся, а уже настало время ложиться спать. На протяжении многих лет ученые пытались выявить причину этого явления, и новая гипотеза, выдвинутая исследователями Университета Дьюка, кажется наиболее реалистичной. Она гласит, что ощущение ускоренного времени связано с изменениями в работе стареющего мозга, а именно в скорости обработки информации и количестве получаемых визуальных образов.



Почему с возрастом время летит быстрее, чем в детстве?, изображение №1

Collapse )

Подмена образов. Правда об американских мультфильмах.

Ни для кого уже не секрет, что нам очень давно и систематично с экрана телевизора (в народе - "зомбиящик"), в продажной прессе и со страниц тухлых гавносайтов подконтрольные СМИ навязывают дерьмократические западные ценности. А начинают эти жидо-массонские уроды с самого что ни на есть дорогого - наших детей...

Мультфильм - это та же сказка, которая формирует в ребенке модель окружающего его мира. Глядя на мульт-героинь, девочки выстраивают свой стереотип будущего сексуального поведения, а мальчики инстинктивно формируют образ спутницы жизни.

В западных мультфильмах образ женщины лишен всяческой тайны и романтики, героини наделены взрослым реализмом, точной и, зачастую, утрированной физиологичностью и жестокостью.

Целенаправленно высмеиваются присущие нашему, славянскому обществу, лучшие женские качества, те самые качества, которые прославляют наши старые, добрые мультики: скромность, целомудрие, застенчивость, бескорыстие... Иностранные мультфильмы интеллектуально растлевают наших детей. Дальше мы будем говорить о подмене образов...

Главные героини америкосовских мультиков однолики и из-за частого мелькания на экране превращаются в эстетический стереотип. Это и есть тенденция всего западного мира к единообразию и упрощению. Героини от Диснея, Уорнер Бразерс и др. конвееров одинаковости не только похожи, но и одинаково говорят и действуют. Это обработка общего сознания. А ведь главную героиню, которая по определению является положительной, можно наделить и противоположными качествами, и ребенок будет считать это в порядке вещей! Например, в героине, которой дети сочувствуют и подражают, можно вызвать гнев, злобу или жестокость. Вы можете себе представить озлобленную Настеньку, неужели она, вообще, способна впасть в агрессию? А цыганка из "Горбун из Нотр-Дама", может. Может ли Царевна-лягушка, по-мужицки драться? В "Алладине" Жасмин или в "Шреке" Тролльша прделывают это очень искусно, с юмором и весельем. Омужиствление героинь в западных мультиках для детей приводит к неразберихе в роли полов, что по прошествии времени может дезориентировать сексуально подростающих парней и девушек.

Особая тема - это показ материнства в иностранных мультфильмах. Доброта и ласка, забота и любовь матери к своему чаду вы можете увидеть только в мультах о братьях наших меньших - о животных. В мультиках про людей вы такого не найдете. В них нет образа матери как красивой, полной жизни женщины, это, практически всегда, старая, больная старуха или, вообще, негативный персонаж. Не гнушаются западные герои-передовики и действием на подсознание т.н. 25-м кадром. Одним из многих может служить пример из "Красавицы и чудовища", когда красивая молодая героиня заскакивает на повозку и проезжает мимо рынка, где на переднем плане многодетная мать небрежно держит своих детей, чуть ли не роняя их, попутно тычит лукошком в продавца яиц, строя при этом всевозможные недовольные и раздраженные гримасы. Здесь идет явное сравнение молодой красивой бездетной девушки с негативным образом многодетной матери. Ребенку внушают следующее: хочешь быть веселой, красивой, беззаботной - не заводи детей!

Родителям стоит серьезно задуматься, стоит ли разрешать ребенку смотреть мультики западного конвеера. 90% всей полнометражной мультпродукции выпускается "Disney" и "WB". Это одни из многочисленнейших компаний, принадлежащих евреям-сионистам. В своих видео Дэвид Дюк доказывает этот факт, как и то, что им (сионистам) совершенно наложить на нас и наших детей. Им не нужны здоровые, думающие, семейные люди, а нужны им послушные рабы, выращенный в инкубаторе безголосый электорат, похожие друг на друга куклы, котрорых они будут дергать за нитки. Эти люди отлично понимают, что делают, имеют холодный рассудок и четкий план действий. Это расчетливый геноцид, и начался он не сегодня...

P.S. Самыми страшными и неприкрытыми примерами пропаганды сексуальной распущенности, мерзости и насилия являются продукты японских художников-педофилов-садистов: аниме, хентай и, в особенности, лоликон. Психологи сходятся во мнении, что просмотр мутфильмов японского конвеера строго противопоказан не только детям любого возраста но и взрослым. Это тема для отдельной статьи...

Оставляя ребенка один на один с голубым экраном или монитором компьютера, мы рискуюем получить распущенную, деградирующую и дезориентированную личность. Вы родители, вам решать...

Мы сожалеем, что стали родителями. Истории трех матерей.

Считается, что материнство — абсолютное счастье. В мире, где полно разводов, единственной незыблемой любовью стала любовь ребенка. Но не все женщины мечтают о детях или счастливы в своем материнстве. Они рожают детей, а потом жалеют об этом. Несколько историй о матерях, которые решились противостоять общественному мнению.

Материнство — это счастье. Об этом нам твердят с детства, и мало кто решается спорить с этой аксиомой. Глянцевые журналы и социальные сети полны снимков счастливых молодых матерей, гуляющих с красивыми колясками, и милых младенцев в кружевных конвертах.

Время от времени появляются статьи о том, что материнство мешает достижению жизненного баланса, но они теряются в море историй активных матерей, которые все успевают и достигают полного дзена.

Однако в последнее время слышны голоса чайлдфри, которые открыто говорят о своем нежелании становиться родителями, а некоторые женщины признаются, что жалеют о том, что родили детей.
Картинки по запросу несчастливое материнство
Collapse )

«Какое тебе дело до того, что подумают другие».

Еще до моего рождения мой отец сказал маме: «Если родится мальчик, то он станет ученым». Когда я был всего лишь малышом, которому приходилось сидеть на высоком стуле, чтобы доставать до стола, мой отец принес домой много маленьких кафельных плиток – которые были отбракованы – разных цветов. Мы играли с ними: отец ставил их на мой стул вертикально, как домино, я толкал колонну с одного конца, и все плитки складывались.

Прошло совсем немного времени, и я уже помогал ставить их. Совсем скоро мы начали ставить их более сложным образом: две белых плитки и одну голубую и т.д. Когда моя мама увидела это, она сказала: «Оставь бедного ребенка в покое. Если он хочет поставить голубую плитку, пусть ставит».
Но отец сказал: «Нет, я хочу показать ему, что такое узоры и насколько они интересны. Это что-то вроде элементарной математики». Таким образом, он очень рано начал рассказывать мне о мире и о том, как он интересен.

У нас дома была «Британская энциклопедия». Когда я был маленьким, отец обычно сажал меня на колени и читал мне статьи из этой энциклопедии. Мы читали, скажем, о динозаврах. Книга рассказывала о тиранозавре рексе и утверждала что-то вроде: «Этот динозавр двадцать пять футов в высоту, а ширина его головы – шесть футов».

Collapse )

Фанни.

Ее звaли нeжным фрaнцузским имeнем Фaнни. Кaждую суббoту oна прихoдила на обeд к плeмяннику и его сeмье. Снимaла в коридоре крошeчные ботики, вынимала из манжеты кружевной батистовый плaточек, на минуту обнажая уродливо распухшую косточку на тонком стaрческом запястье, промокала сухой нос с аристократической горбинкой и проходила на кухню. Там отдaвала неизменный пирог «Мечта» и шла долго и тщaтельно мыть руки. За собой остaвляла нить запaха сухих листьев, пропитанных солнцем – любимые духи из старых зaпасов. Она вообще нaпоминала осеннюю листву – легкую, шуршащую, волнующуюся от любого вeтерка. Она была одинока – без детей, без мужа, существовавшего в ее жизни очень рано и недолго. Всю ее семью составляла жена давно умершего младшего брата, племянник, его жена и дети. Дети ее слегка пугали, она не очень умела с ними разговаривать, да и не видела в этом смысла. Они подтрунивали над ней и насмешливо называли «тётенька». Фанни приходила ради общения с женой брата. Они обе были большие интеллектуалки, запоем читавшие французские и немецкие романы в подлиннике, имевшие одинаковый вкус в литературе, политике и в составлении своего мнения. Обе тонко и со вкусом подшучивали над общими знакомыми. Фанни рассказывала какие-то невероятные для Советского Союза истории про французскую оперу, про Париж, про необыкновенные наряды. Иногда брала с собой несколько тяжелых альбомов в бархатном переплете с пряжками, пахнущих духами и полные тонких дам в огромных шляпах и роскошных платьях, кокетливо позирующих рядом с игральными столиками и белогрудых, напомаженных господ во фраках. Потом жена брата умерла и маленькая, неизменная Фанни, которая была старше всех, понемногу начала сдавать. Племянник посоветовался с женой и перевез ее к себе. Она тихонько жила в своей комнате, по давно заведенному расписанию. Перед обедом обязательно обжигала хлеб над газовой конфоркой, чтобы убить микробы, суповую ложку держала в своей комнате под кружевной салфеткой, а в ящике стола долго берегла хороший бельгийский шоколад, отламывая изредка крошечные кусочки. Тихо жила и так же тихо, понемногу уходила… Перед смертью слегла и перестала узнавать окружающих. Проживала какую-то свою жизнь, медленно протягивая тонкую руку к потолку и слегка улыбаясь краями губ кому-то хорошо знакомому, видимому только ей… Умерла легко, во сне. Просто не проснулась. Такой хрупкий, душистый осенний листок, случайно залетевший из прошлой жизни….. Она не любила рассказывать о себе, сверстники давно умерли и всем казалось, что она всегда была маленькой, аккуратной старушкой, с батистовым платочком в манжете. Только родные знали, что она была блестящим хирургом, прошла две войны – Финскую и Отечественную. Что проявляла чудеса героизма, вытаскивая на себе раненых прямо под обстрелом. Что самые безнадежные случаи – это ее работа. Что награды не помещаются на одной стороне жакета. Генерал, которому она спасла ноги от ампутации, искал ее по всему Союзу, чтобы на коленях сделать ей предложение. А она отказалась, потому что ее сердце принадлежало многим людям и своей профессии…
Как причудливо жизнь тасует людей в своей колоде. Как часто мы не знаем, с кем рядом находимся. И как нежные, тепличные цветы своими хрупкими корнями держат эту огромную, тяжелую Землю.
Картинки по запросу Старушка на скамье

Где она, милая девушка Салли?

Рэй Бредбери

Кто-то тронул пожелтевшие клавиши, кто-то подхватил мелодию, а кто-то (это был я) впал в задумчивость. Текст песни медленно вливался в меня приятной, хотя и грустной волной:

Где она, милая девушка Салли?
Куда ее жизнь занесла?

Я стал напевать. Даже вспомнил, как там дальше:

Мы были вдвоем
В счастливом мире своем,
Но небо рухнуло, когда она ушла.

— Была у меня знакомая по имени Салли, — сказал я.
— Надо же, — не глядя, откликнулся бармен.
— Как сейчас помню, — продолжал я. — Моя первая девушка. И действительно, как в песне поется, интересно узнать, куда ее жизнь занесла. Где-то она сейчас? Остается только надеяться, что у нее все в порядке: семья, пятеро детей, муж приходит домой вовремя, ну, может, разок в неделю задерживается, день рождения ее помнит — или не помнит, смотря как ей больше нравится.
— Нужно вам ее повидать, — отозвался бармен, протирая стакан и по-прежнему не глядя в мою сторону.
Я медленно потягивал джин.

Collapse )

Рукопись Галена XII.

23 марта 2019

Ночь. И почему я столько лет её сторонился? Сторонился настолько, что с наступлением сумерек мчался со всех ног домой без оглядки. Возможно от раздирающей воображение боязни темноты?.. Не знаю. Да и не важно это теперь - мои детские страхи. На данный момент всё потеряло свой первоначальный смысл. Я обрёл… Нет. Осознал… Ну, нет. Я воссоединился наконец с той сутью, которую гнал непрошеным гостем с пути своего всю сознательную жизнь. О, да! Это определение подходит знаком равенства выдавая безупречный результат.
Ночь… Нет, что не говори, а что-то романтическое во мне есть. И эти звёзды, блещущие как рыбья чешуя на солнце, и чистое чёрное небо как бесконечная пустота колодца, заманивающая в свою пучину… Эх! Как можно в такую-то ночь не иметь желания умереть? Да, Гален, ты оказался прав он совершенно конченный человек. Был. Благо я совершенно точно знал где он живёт и мне не пришлось его долго отыскивать. Совсем другое дело обстояло с поиском способа и инструмента для его убиения. Тут да, я согласен – отсутствие опыта. Но мне ведь можно сделать не большую скидку, я же только учусь. Ха-ха-ха! Какое ребячество.
Это произошло сегодня. Вполне возможно меня заподозрить в мести, что я хотел наказать обидчика, но нет. В таком случае мой список приглашённых на эту кровавую вечеринку состоял бы из четырёх, а не из одного человека. Проник я к нему (а это не составило мне большого труда) в дом через задний двор только с одной целью – воспроизвести тот самый момент встречи с отходящей душой умирающего человека, как тогда с Николаем. Но в тот раз мой пленник был уже мёртв и его глаза могли мне сказать только то, что его дух был здесь оставив после себя лишь призрачную наивность. А мне хотелось это повторить. Тем более что был отличный повод.
Инструментов я взял с собою не много, чтоб быть, как говорится, налегке. Всего-то: молоток, несколько шиферных гвоздей, иглу, нить и оточенное до максимально позволенного зубило.
Влезши в открытое окно, я оказался, судя по всему, в его спальной комнате, где висели постеры с мне неизвестными обнажёнными женщинами, в углу стояла кровать с засаленным пастельным бельём, ваза с китайскими, а может и японскими иероглифами и большой ящик с детскими игрушками. Понятия не имею почему, но увидев все эти пластмассовые забавы детского сада, я дико расхохотался. Какой абсурд подумал я тогда. Выходит, что не мы решаем, когда проститься с детством, а именно оно назначает время прощания с нами.
Дома его не было и мне пришлось ожидать свою первую жертву около часа. Когда же дверные замки щёлкнули и послышались не твёрдые шаги я замер за шкафом той же спальни держа наготове молоток. Видимо мне повезло, потому как он был изрядно пьян. И завалившись на свою грязную кровать в обуви тотчас захрапел. А я растерялся. Растерялся и всё тут. Еле слышно ступая по половицам, я подошёл к нему и взяв в руки правую ногу стал стягивать его на пол. Надо сказать, что мне это удалось с хирургической точностью. Он так же продолжал похрапывать и не один мускул на его лице не дрогнул, правда до того момента как я достал иголку с нитью и начал зашивать ему рот. И вот тут-то и началась истерика! Зачем нервничать? Молчание – золото, вообще-то. Но пару ударов по его бестолковому лбу отцовским молотком и этот худосочный парнишка снова в отключке. Крепко накрепко зашив его губы нужно было зафиксировать конечности во избежание непредвиденных обстоятельств. Здесь мне пригодились гвозди. Откинув руки и соединив ноги закинув их одна на одну, резкими ударами я пригвоздил его к полу. Откровенно говоря, думал, что будет гораздо сложнее. Человеческое тело настолько нежное и хрупкое… Истерика продолжилась. Ещё бы, тут и я б извиваться начал.
Но глаза… Вот они, были прям передо мной моля о жизни, раскаиваясь и плача, источая дьявольский страх и отчаяние… В них было столько всего и это всё проносилось, мгновенно не зная на чём конкретно им остановиться. Как я был счастлив в тот момент. Практически так же когда моя Оля впервые сказала мне Да. Жаль, что любоваться таким чудесным явлением у меня попросту не было времени, поэтому взяв зубило я распорол ему брюхо и тогда с ещё большим усердием стал вглядываться в них в надежде отыскать величие души. И.. И ничего. Он просто умер и перестал дышать. Ни-че-го! Как это понимать? Я не был зол, не испытывал ярости, мне пришла на ум тогда мысль, с которой я с тех пор неразлучен. Не в каждом человеке она есть. И далеко не каждый способен её обрести.
Всё тем же заострённым зубилом я вынул глазные яблоки и забрал их с собой. Теперь они смотрят на меня сквозь мутную преграду стеклянной банки всё с той же наивностью.
Но вот где же мне найти человека, имеющего душу? Главный вопрос.

Дневник психопата.

СА

Ловко чередуя кофеин с валерьянкой, дожили до сорока.

Уже можно всё в любое время, но нет еще времени ни на что. Друзья уже переженились, дети уже переболели, родители еще живы, хотя уже не все. Старший внук у друзей ровесник младшего сына, брат скоро выйдет на пенсию, сестра недавно вышла замуж. Прекрасный возраст.

В фильмах, в зависимости от контекста, твоими ровесниками могут оказаться герой, героиня, мать героини, бабушка героини и хорошенькая невеста, решающая, не рано ли ей заводить семью. И все, что характерно, адекватны.

Адекватность — наша сильная сторона. В двадцать хочется чего-нибудь эдакого, в шестьдесят снова хочется чего-нибудь эдакого, а в сорок «что-нибудь эдакое» — это то, что уже происходит вокруг.

Наш девиз — «Скажи наркотикам да!». С утра проснулся, быстро кофе, сердце забилось, срочно валокордин, пришел на работу, там кока-колы, поругались с сотрудником, накапал успокоительного, помирились, выпили пива. Под мясо — красное, под рыбу — белое, под телевизор — игристое, под телефон — недопитое, под утро — оставшееся после маринада. В четыре утра снотворное, в восемь кофе. С тем же успехом можно наоборот. На работе потом все равно сидишь смурной, хмельной, больной и бесконечно одинокий.

Бесконечное одиночество — вечный двигатель внутреннего горения. Расскажешь про него жене, потом друзьям, родителям, приятелям, потом напишешь чего-нибудь в интернет. После ста комментариев бесконечное одиночество затихает, зато обостряется общительность до четырех утра. В четыре снотворное, в восемь кофе. Все в сборе, можно начинать.

Все непрерывно в сборе, слава богу. И у всех, слава богу, чего-то болит. У дочери — живот, у мамы — сердце, у жены — голова, у мужа — душа, у сына — ни стыда, ни совести, слава богу. Слава богу, все живы, значит.

Раньше в двадцать лет человек отделялся от родителей, в тридцать разбирался с детьми, в сорок — с работой, в пятьдесят — с душой, и к шестидесяти благополучно умирал, окруженный внуками и почетом. Мы в двадцать заняты исключительно душой, в тридцать отделяемся от родителей, в сорок вспоминаем, что надо бы с ними поговорить (а то ведь можно и не успеть), между тем и этим заводим детей, с которыми тоже приходится говорить (а то ведь можно и не успеть), в пятьдесят меняем работу, в шестьдесят — образ жизни, короче, нам не до смерти вообще.

В двадцать жизнь кажется сложной, в тридцать видишь — она проще, чем думалось в двадцать, в сорок доходит — всё сложнее, чем виделось в тридцать, в пятьдесят понимаешь, чего там не понял в сорок, в шестьдесят опять чего-то не понимаешь, «да есть ли конец у этой лернейской гидры?», как написала в школьном сочинении одна способная ученица. Ученики еще даже не в курсе, сколько им всего неизвестно. А мы уже точно знаем, что конца у лернейской гидры нет. Как минимум, потому, что гидра — девочка.

Мы рубим ей головы, они отрастают снова, мы рубим дальше, голов становится больше, процесс с каждым годом все интересней, наши мышцы крепчают, её шеи тоже. Гидра подмигивает нам, мы подмигиваем гидре, мы с ней непременно подружимся к ста сорока годам.

Накапал четыреста капель валерьянки, смешал с кока-колой, вылил в кофе, добавил валокордину и выпил стоя: за бесконечность лернейской гидры.
Картинки по запросу кофеин