Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Майор Гром. Русский комикс.

Народ, а кто-нибудь или когда-нибудь слышал о таком понятии как русские, мать его, комиксы? Для меня это было, мягко скажем, удивлением. Но нет. Они действительно существуют. Кто-то же их рисует и пишет наверняка зная что они навряд ли у нас приживутся.

Друг подсказал. Мол, слышал что вышел полноценный трейлер "Майора Грома"? Кого, спросил я? А после, посмотрел и трейлер, там их два, и короткометражку. А прикольно. Мне понравилось. Буду ждать полный метр. Может и правда получится нечто оригинальное...

Это короткометражка:

Collapse )

"Спасти мистера Бэнкса".

Кино сегодняшнего вечера - "Спасти мистера Бэнкса". Ссылка - https://filmix.co/drama/86055-spasti-mistera-benksa-saving-mr-banks-2013.html

Том Хэнкс в роли Уолта Диснея и Эмма Томпсон в роли Памелы Трэверс.
Так, ну кто такой Уолт Дисней, думаю, знают все. Или почти все. А кто такая Памела Трэверс?
Действия разворачиваются в 60-х когда Дисней всеми правдами и неправдами пытается заполучить права на экранизацию Мэри Поппинс. История основана на реальных событиях. История классная, интересная и даже захватывающая. Совершенно семейный фильм. И бьюсь об заклад, что она вас проймёт настолько глубоко, что под конец этой картины вы не сдержите слёз.
Приятного просмотра, хорошего вечера и прохладной ночи.
Спасти мистера Бэнкса — КиноПоиск

"12 стульев", "Золотой телёнок". На самом деле написал Булгаков.

«12 стульев Михаила Булгакова».

В 2013 году в Германии литературовед Ирина Амлински выпустила книгу под названием «12 стульев Михаила Булгакова». В ней автор не только выдвинула сенсационную версию, но и убедительно, с приведением множества фактов доказывала, что знаменитые романы Ильи Ильфа и Евгения Петрова на самом деле написаны Михаилом Булгаковым. «Всем читателям, читающим запоем, – пишет И. Амлински в предисловии, – известно чувство досады от того, что книга прочитана и все удовольствие “жизни в произведении” осталось позади. Возвращаться в реальность не хочется, и поневоле тянешься за следующим томом полюбившегося автора. Вот так, на протяжении многих лет, перечитывая роман “12 стульев”, я плавно перетекала в “Золотого теленка” и затем… натыкалась на то, что дальше продлить удовольствие мне было нечем. Ни рассказы, ни фельетоны Ильфа и Петрова не шли ни в какое сравнение с прочитанными ранее романами. Более того, меня не оставляла в покое мысль о какой-то подмене. Что это, — думалось мне, — может, они, как Дюма-отец, подписываются под произведениями начинающих авторов? Быть может, они разругались и перестали генерировать юмор? А, может, они просто исписались? Куда, скажите на милость, подевалась живость повествования, калейдоскопическая смена картин, невозможность прервать чтение и отложить книгу до завтра? На сегодняшний день литературное наследие Ильфа и Петрова составляет пять томов, а если спросить у среднестатистического человека, читающего книги, что ему знакомо из их прозы, — 99 процентов назовут “12 стульев” и “Золотого телёнка”. Может, вспомнят “Одноэтажную Америку”. И всё. Исследователи, критики и просто читатели сыплют цитатами из обоих романов, любимые герои – тоже из этих произведений, и уже стали именами нарицательными. А почему осталась в стороне повесть “Тоня”? Почему забыты многочисленные герои из их рассказов и фельетонов? Почему объединяются только в общества любителей Остапа Бендера? Так продолжалось до 1999 года. В тот раз вместо Фейхтвангера, который обычно перечитывался мною после Булгакова, был взят в руки роман “12 стульев”. И вдруг, с первых его строк, я услышала тот же знакомый ироничный, местами язвительный смех, узнала ту же музыкальность, четкость и ясность фраз. Я наслаждалась чистотой языка и легкостью повествования, легко и просто вживаясь в произведение, куда меня “пригласил” тот же автор. В этом надо было разобраться. Вот, дорогой читатель, две фразы:

“Лизанька, в этом фокстроте звучит что-то инфернальное. В нем нарастающее мученье без конца”.

“В этом флотском борще плавают обломки кораблекрушения”.


Collapse )

Немного семейного скандала.

Доброе утро, страна!
С утра, в такой дождливый день охота что-нибудь из Чехова. Кстати, в ту же литературную тему, но про Михаила Афанасьевича Булакова. Узнал недавно занимательный факт. Не ручаюсь за правду, но! Есть мнение, что Золотой телёнок и 12 стульев написал именно он, после чего эти работы были проданы и совершенно нищий Булгаков после выхода этих книг под чужим авторством покупает себе квартиру. Может кто слышал что-то об этом?
Сейчас нахожусь в поиске доказательств. Не фейк ли...

Пообедали. В стороне желудков чувствовалось маленькое блаженство, рты позевывали, глаза начали суживаться от сладкой дремоты. Муж закурил сигару, потянулся и развалился на кушетке. Жена села у изголовья и замурлыкала... Оба были счастливы.

- Расскажи что-нибудь... - зевнул муж.

- Что же тебе рассказать? Мм... Ах, да! Ты слышал? Софи Окуркова вышла замуж за этого... как его... за фон Трамба! Вот скандал!

- В чем же тут скандал?

Collapse )

Величайший мир подаренный природой.

Моё личное знакомство с творчеством и личностью этого человека началось ещё в студенческие годы. Подходил я, конечно, довольно скептически к его романам, но после пары прочитанных я утоп и расстворился в остальных целиком и полностью. И теперь с уверенностью могу назвать его величайшим немецким писателей. Атор "Степного волка", "Сиддхартхи", "Игры в бисер", это просто нечто неописуемое. А после, заинтересовавшись судьбой Гессе, у меня, помимо восхищения его сочинениями, ещё и вспыхнуло огромное уважение к его личной персоне. Кто не знако с творчество этого господина, настоятельно рекомендую!

Среди тех миров, что не подарены человеку природой, а сотворены из материалов его собственного духа, мир книги — величайший. Любой ребёнок, выводя первые буквы на своей классной доске и пытаясь впервые читать, делает тем самым первый шаг в этот искусственный и чрезвычайно сложный мир, для полного постижения законов и правил которого недостаточно одной человеческой жизни. Без слова, без письменности и книги нет истории, нет самого понятия человечества.

Collapse )

Раскрытие тайны создания "Гарри Поттера". Часть 3.

Средневековая литература

Данте

История несчастной любви Северуса Снейпа к Лили Эванс куда ярче истории счастливой любви Лили и Джеймса Поттера и имеет много неожиданных па­раллелей с историей Данте Алигьери и Беатриче Портинари. Данте встречает Беатриче, когда ему 9, а ей 8 лет. Снейпу и Лили в момент их знакомства по 8 лет. Беатриче осмеивает Данте в компании подруг, Лили дружит с людь­ми, осмеивающими Снейпа. Наконец, Беатриче, как и Лили, выходит замуж за другого и рано умирает, а Данте (во всяком случае, его лирический герой) и Снейп всю жизнь хранят любовь к умершим возлюбленным.



«Посмотри на меня. У тебя глаза матери»
«Посмотри на меня. У тебя глаза матери»

Но самая поразительная параллель обнаруживается в сцене смерти Снейпа. Пораженный Нагайной, он просит Гарри посмотреть на него. Гарри унасле­довал зеленые глаза матери, и Снейп умирает, глядя в глаза Гарри, в которых видит глаза Лили. Цвет глаз Беатриче («изумрудный») в «Божественной коме­дии» упоминается лишь однажды — когда Данте впервые после долгих лет разлуки встречает ее в земном раю («Чистилище», XXXI). Глядя в зеленые глаза Беатриче, Данте видит в них отражение золотого грифона, олицетворяющего Христа.

Collapse )

Раскрытие тайны создания "Гарри Поттера". Часть 2.

Источники «Гарри Поттера»

Другой неожиданностью для тех, кто пытался относиться к книгам о Гарри Поттере свысока, стала насыщенность текста литературными и культурными аллюзиями.

Английская литература XIX–XX веков

Чарльз Диккенс



Сидни Картон на эшафоте. Иллюстрация Фреда Барнарда. Англия, 1892 год
Сидни Картон на эшафоте. Иллюстрация Фреда Барнарда. Англия, 1892 год

«Повесть о двух городах» Диккенса, в особенности ее финальную фразу, Роу­линг называет одним из самых сильных своих читательских впечатлений: «То, что я делаю сегодня, это лучше, неизмеримо лучше всего, что я когда-либоделал; покой, который я обрету, это лучше, неизмеримо лучше того, что я когда-либо знал». Эта финальная фраза вложена в уста главного героя, разочаровавшегося в жизни алкоголика Сидни Картона, заново обретающего смысл существования в любви к Люси Манетт. Картон всходит на эшафот, чтобы пожертвовать собой ради спасения мужа своей возлюбленной, которого она некогда предпочла ему. Спасенная им семья называет сына в его честь. Образ Картона стал одним из главных литературных источников для образа Северуса Снейпа, пожертвовав­шего собой ради ребенка Лили Поттер, которая предпочла ему другого. В эпилоге мы узнаем, что Гарри назвал в его честь своего сына.

Collapse )

Раскрытие тайны создания "Гарри Поттера". Часть 1.

Миф о матери-одиночке на социальном пособии, отсылки к Диккенсу и Джейн Остин, план эпопеи в табличках — рассказываем, как Джоан Роулинг на самом деле писала книги о Гарри Поттере

Эпопея Джоан Роулинг о маленьком волшебнике привычно описывается выражениями в превосходной степени: самая популярная в мире книжная серия, самые многочисленные переводы, самая успешная экранизация и самые высокие гонорары. Масштаб этого феномена давно сделал его явлением не только и не столько литературным. Критик Галина Юзефович справедливо говорит о нем как об уникальном средстве объединения нескольких поколений по всему миру общим пространством смыслов.

Но, быть может, самое интересное и неожиданное во всемирном ажиотаже вокруг «Гарри Поттера» — то, что это действительно качественная литера­тура, глубокая, сделанная вручную, трогательная, волшебная, которую не ожи­даешь увидеть в таком контексте. В эпоху, когда все больше говорят о смер­ти больших литературных форм, победе спецэффектов, клипового сознания, а заодно и кризисе ценностей, Джоан Роулинг доказала, что многостранич­ный психологический роман, рассказывающий историю любви, дружбы и самопожерт­вования и отсылающий то к Диккенсу, то к Данте, то к Эсхилу, по-прежнему вне конкуренции.

Как создавались семь книг

Collapse )

Величайший из миров.

Среди тех миров, что не подарены человеку природой, а сотворены из материалов его собственного духа, мир книги — величайший. Любой ребёнок, выводя первые буквы на своей классной доске и пытаясь впервые читать, делает тем самым первый шаг в этот искусственный и чрезвычайно сложный мир, для полного постижения законов и правил которого недостаточно одной человеческой жизни. Без слова, без письменности и книги нет истории, нет самого понятия человечества.

У всех народов слово и письменность представляют собою нечто священное и магическое; наименование, равно как и написание, первоначально было магическим действием, магическим овладением природой посредством духа, и повсеместно дар письма почитался божественным откровением. У большинства народов письмо и чтение считались священным, тайным искусством, составляющим привилегию жречества; было великим и необыкновенным событием, если какой-либо молодой человек решался изучить это сообщающее особую силу искусство. Такое давалось нелегко, такое давалось немногим, а искуплением тут могли служить лишь посвящение и жертва. С точки зрения нашей демократической цивилизации духовная жизнь была тогда чем-то более редкостным, но и более благородным и священным, нежели сегодня, она находилась под защитой божества и предназначалась не каждому, к ней вели трудные пути; она не давалась зря. Мы способны лишь отдалённо представить себе, что значит в культурах, устроенных строго иерархически, среди полностью неграмотного народа владение тайной письма! Это — величие и власть, это — чёрная и белая магия, талисман и волшебный жезл.
Картинки по запросу "герман гессе"
Collapse )

Запретные книги мира.

“Открывая древние загадочные знания – слаб духом будет растоптан, а сильный возвысится неимоверно”

От автора: “Неоднозначность древних и не только текстов, постоянная мистификация и фальшивость псевдонаучных данных, приводит к многим путаницам. Поэтому здесь приведены только общепризнанные мистические труды, хотя таковыми их назвать можно с большой натяжкой”.

Жак Бержье (1912-1978), написал книгу “Проклятые книги”, где рассматривает один интересный вопрос “Кто и зачем систематически, время от времени уничтожает древние манускрипты и тайные знания?

И сам же отвечает на свой вопрос на страницах книги, что только сильные мира сего могут позволить себе отслеживать пути древних знаний и при попытке их обнародования – уничтожать. Почему? Что скрывает от людей тайное знание? Всемирную благодать или хаос и разрушение всему миру?

До нашего времени прошли сквозь века многие книги. Не все из них признаны реально существующими, но тем не менее их мистицизм и общеизвестность не позволяют умолчать о них.

Книга Тота

Книга Тота – самая древняя из проклятых книг. В 3000 году до н. э. у египтян уже была письменность и были книги которые писались на папирусе. Слово “библия”, означающее “книга”, восходит к названию порта Библос в Ливане, из которого главным образом вывозились свитки папируса.

В египетской литературе середины третьего тысячелетия до н. э. мы уже находим научные и медицинские трактаты, религиозные сочинения, учебники и даже научно фантастические произведения.

Collapse )